Борцы с коллекторами: Семьи с детьми выбрасывают на улицу, им угрожают, а полиция бездействует

0

Несмотря на то, что деятельность коллекторских компаний в Украине до сих пор законодательно не урегулирована, скупившие проблемные кредиты компании чувствуют себя вольготно и в способах добиться желаемого особо себя не ограничивают.

Людям угрожают, терроризируют их звонками, выписывают из квартир без ведома и выгоняют на улицу с несовершеннолетними (!) детьми. В большинстве случаев полиция бездействует. Чтобы противостоять незаконным методам, которыми действуют выбиватели долгов, люди стали объединяться в общественные организации. В субботу мы напросились пойти с такими ребятами посмотреть, как защищают права пострадавших от коллекторов.

Около входа в подъезд многоэтажки на Оболони собралась внушительная группа мужчин, до 100 человек. Парни дисциплинированно стоят группами около входа в дом и в самом подъезде на лестничной клетке.

«Это все наши люди, кстати, тут трое из тех, кого точно также незаконно выбросили на улицу коллекторы из их собственных квартир, как впрочем и в этом доме, после того как мы им помогли, они присоединились к нам, чтобы помогать другим людям, которые попали в аналогичную ситуацию», — поясняет мне заместитель руководителя общественной организации «Братья» Александр Негода.

Сегодня члены организации “Братья” приехали, чтобы поддержать семью, которую с двумя несовершеннолетними детьми коллекторы из фирмы «Кей-Колет» выбросили из их квартиры в конце ноября. «Уже третий раз с этой компанией встречаемся по таким инцидентам. Не знаю, как в целом по Киеву, но у нас складывается впечатление, что на Подоле и Оболони они монополисты по вопросам выселения», — говорит Негода.

Он звонит в полицию. Мне поясняет: «Мы всегда действуем исключительно в правовом поле». На часах 12 часов (забегая наперед – полицейские приехали только через 50 минут (!) и очень огорчились, что их вызвали зафиксировать факт отсутствия взлома и вселения в квартиру законных собственников с несовершеннолетними детьми. Мол, почему сами не пришли писать заявление в райотдел?). После тридцатиминутного ожидания, Негода смотрит на девочек из выселенной семьи: 12 и 16 лет. Дети зябко ежатся в тоненьких курточках, на лестничной площадке холодно. Их мама тихонько рассказывает: «Когда нас выбросили на улицу, мы взяли только то, что смогли унести с собой. Остальные вещи из квартиры забрать нам не позволяли. Мы стояли под дверью и просили: Откройте, девочки в осенних вещах, вынуждены ходить промокшие, купить у нас новые вещи денег нет, потому что мы должны платить за квартиру посуточно 500 грн в день, девочки болеют. Нам отвечали: мы это уже слышали».

Негода не выдерживает. Замки в квартиру вскрываются до приезда полиции. Переступив порог своей квартиры, Лена едва сдерживает слезы. Заходит на кухню: на подоконнике пластмассовая бутылка с сигаретными бычками: «Курили здесь. Мы не курим… Я знала, соседи звонили, рассказывали, что приходят посторонние люди, выпивают здесь… Но что мы могли сделать?», — растерянно спрашивает она.

Тем временем Негода звонит представителям коллекторской компании, предлагает приехать. «Сказали что будут во вторник и возьмут квартиру под физическую охрану», — пересказывает суть разговора с улыбкой. «Это как, под физическую охрану?», — уточняю я. «Так понимаю, что это звучит как угроза. Поэтому будем контролировать этот процесс. Будем защищать эту семью и все наши украинские семьи», — отвечает один из лидеров «Братьев». 

Лена, которая сегодня после месяца скитания по съемным углам вернулась домой, работает в салоне красоты, ее муж озеленитель. Глава семейства купил эту двухкомнатную квартиру (площадь 53,8 кв м) в кредит в 2007 году. До 2011 года выплатил 80 тыс. долл из 100. Потом тяжело заболел, срочно понадобилась операция. После нее мужчина стал инвалидом второй группы. Выплачивать остаток кредита денег не стало. Банк, не вникая в проблемы, без единого уведомления в 2012 году переуступил права задолженности коллекторской компании «Кей-Колет». С 2014 года ее представители  терроризируют семью.  

«Вы же поймите, я не отказывался платить и сейчас от этого не отказываюсь. Просто я не могу выплачивать такими суммами, как они этого хотят, — говорит муж Елены. — Они требовали по 15 тыс. долл в месяц. Вначале говорили, что сумма долга 90 тыс. долл., затем 60 тыс. долл., затем 30 тыс. долл.». В 2015 году «Кей-Колет» наконец согласилась, что сумма задолженности по телу кредита не превышает 27,8 тыс. долл, что подтвердила официальным письмом. Глава семейства вспоминает, что коллекторы ему постоянно угрожали, караулили его и жену под домом, вламывались в квартиру и при несовершеннолетних дочерях пугали приездом «бородатых дяденек чеченцев». «Звонки — это вообще. По 20-30 разных номеров и целый день. Я работать вообще не мог. От нас требовали, чтобы мы продали квартиру и разделили с ними деньги. Мы были категорически против. Другого жилья у нас нет», — говорит мужчина: «Я писал заявления в полицию, в прокуратуру. Мне отвечали – идите домой, ждите – мы вас найдем. И все тишина».

Через некоторое время семья узнала, что исправно взимая с них все суммы,  которые удавалось выбить, коллекторы выписали их самих и несовершеннолетних девочек из квартиры. Никакие опекунские органы они об этом естественно не уведомляли. Кроме того, они получили решение Оболонского районного суда Киева, который «удовлетворил исковые требования в части обязательств ответчика устранить преграды в пользовании «Кей-Колет» квартирой». К слову, семья, то есть ответчики, узнали об этом заседании, как и о самом решении, задним числом. Ни на одном заседании суда они не присутствовали, что ничуть не смутило судью Титову М.Ю., которая вынесла решение. Люди обратились в Оболонский районный суд с требованием отменить решение государственного регистратора о закреплении имущественных прав на их жилье за «Кей-Колет», также признать их выселение из квартиры противоправным. Решения по этому делу пока нет.    

Сейчас они вспоминают, что в то ноябрьское утро, когда коллекторы выбросили их с детьми на улицу, глава семьи уехал закупать материалы для своей работы. За квартирой, по-видимому, следили и знали, что жена и девочки в квартире сами. Ворвались вчетвером. «Утром ребенок ушел в школу. Прошло не более пяти минут – стук в дверь. Я подумала, что это моя дочка вернулась, потому что что-то забыла. Открываю – стоят коллекторы. Так как они нас тут постоянно караулят, третируют, я их уже знала в лицо. Заходят четверо мужиков два метра ростом. Зашли, спрашивают: вы уже собрались? Нет… отвечаю, почему я должна собираться? Тогда один из них ко мне вплотную так подошел и угрожающе: собирайте вещи», — Лена изображает это, делая шаг ко мне. — Вот так монотонно: «собирайте вещи, собирайте вещи». “Вот вам не было бы страшно?, — спрашивает с беспомощной ноткой в голосе. – Я их спрашиваю, куда мне идти с детьми? А они – куда хотите, поезжайте, живите на вокзал».   

Тогда Лена вызвала полицию. Им коллекторы показали решение суда, и стражи порядка развели руками. Женщина с детьми в их сопровождении была вынуждена оставить квартиру, в которой прожила десять лет и за которую она и ее муж уже выплатили практически весь долг. То, в каком состоянии она уходила из своего жилья, можно понять даже из того, что Лена забыла забрать паспорт мужа. Все это время коллекторы его также не отдавали, как и детские вещи.  

«Обычно это так и происходит. Люди, которых выселяют из их жилья, напуганы. Они звонят в полицию, но коллекторы показывают полицейским выписку из реестра прав собственности или решение суда. А полиция, как правило, не задает вопросов, как мы: на каком основании и как получена выписка из реестра? Ведь они очень часто банально покупаются. Если есть решение суда, то почему нет судебных исполнителей, в присутствии которых процедура была бы законна. Что написано, в конце концов, в решении суда? Вот в случае с семьей, которой мы помогли вселиться, в решении суда написано «обеспечить доступ к имуществу», а не выселить. О выселить не сказано ни слова», — говорит Негода.


112.ua

Он подчеркивает, что представители организации «Братья» действуют исключительно в рамках правового поля, всегда изучают документы прежде, чем принять решение о том, могут ли они помочь людям. Помогают, к слову, абсолютно бесплатно.  

«Мы действуем в рамках правового поля и говорим коллекторам – парни, если вы приходите с решением суда о выселении и судебными исполнителями… мы даже не станем вмешиваться… но если вы приходите с фальшивой выпиской из реестра прав собственности, угрожаете людям или совершаете другие незаконные действия, тогда законными методами действовать будем мы», — подчеркнул Александр.

Он отмечает, что представители коллекторских компаний им уже предлагали отступные, пытались договориться. «Абсолютно бесполезно», — говорит Негода.  

По его словам, после кризиса 2014 года, когда доллар начал расти с курса восемь, в ситуации, подобной той, которую мы наблюдали сегодня, оказалось не менее 70 процентов тех, кто взял ипотеку. В большинстве случаев кредиты были валютными. Банки стали массово, без уведомления должников, перепродавать задолженности коллекторским компаниям. И при этом даже банки с иностранным капиталом совершенно не волновал тот факт, что действующее украинское законодательство не определяет термин «коллекторская компания». Юристы уверяют: деятельность коллекторов — вне закона: их права, полномочия и обязанности в законодательном поле не определены. Как правило, такие компании существуют в виде «финансовых учреждений» и официально даже не называются коллекторскими компаниями.  

Также никого, кроме общественных активистов, похоже, не волнуют факты того, что коллекторы постоянно звонят людям, угрожают уголовной ответственностью, подделывают решения суда или Государственной исполнительной службы, переоформляют залоговое имущество на другое лицо, выписывают человека из квартиры без его ведома.

Идеи урегулировать коллекторский рынок у властей возникают из года в год, но вот руки никак не доходят. Предлагается как минимум законодательно определить термин «компании по взысканию задолженности», а также усилить ответственность недобросовестных заемщиков. Тем временем, из-за отсутствия нормативной базы, 20-30% рынка находятся в тени, а коллекторы пользуясь отсутствием ответственности делают все, что им заблагорассудится. «Мы решили объединиться в организацию ответственных мужчин, которые защищают своих сограждан от незаконных действий коллекторов. Те, кому мы уже помогли, часто присоединяются к нам – нас становится больше, мы сильнее», — говорит Негода. По его словам, только в 2017 году нынешний пример восстановления людей в правах на их недвижимость — уже двадцать первый. «То, что мы делаем — это пример мобилизации общества. Люди привыкли, что государство должно для них что-то делать, но сейчас другое время. Если мы все как общество не мобилизируемся, наша страна будет жить в хаосе еще долгое время. Наша задача – мобилизация общества и независимая Украина», — Негода делает акцент на слове независимая.

Помимо борьбы с коллекторами, «Братья» смотрят за тем, чтобы «коммунальная, государственная собственность не уходила в руки олигархов и их аффилированных лиц». Помогают киевлянам отстаивать их права в других ситуациях.

Петр Линник

 

Источник

Оставить комментарий